Беседа с Джеймсом Хетфилдом и Ларсом Ульрихом
о cборнике "Live Shit: Binge & Purge"

Это произошло за день того, как Металлика завершила свое последнее творение. Время медленно приближалось к 15.00, а Ларс Ульрих, Джеймс Хетфилд и Мик Фрайзер наносили последние штрихи на труд, который воплотился в 9-часовой сборник "Live Shit: Binge & Purge".C завтрашнего дня комплекс звукозаписи Planet в Саусалито будет вновь работать в своем обычном режиме, после того, как, начиная с третьей недели июля, он был оккупирован Металликой и превратился в ее производственный цех. Для Хетфилда и Ульриха это было изнурительное, но приносящее крайнее удовлетворение время, ибо первоначально простой замысел воплотился в гигантский проект.

"Фактически это началось как желание записать концерты во время турне ..Roam" и тем самым вдохнуть вторую жизнь в CD," начинает Ульрих. "Мы попросили Вэйна Ишама (Wayne lsham) заснять первых 2 выступления в Сан-Диего в начале турне. Он заснял. Тоже самое мы сделали с 2-мя концертами в Сиэтле во время турне "...Justice". Гастроли продолжались, и Питер Менч (Peter Mensch) стал агитировать нас начать отбирать фонограммы записей из Сан-Диего с тем, чтобы отредактировать эти видеоматериалы и выпустить их к концу гастролей. Мы начали делать эту работу, но не хотели сильно отвлекаться от гастролей. Мы и так давали концерты каждый вечер и потому не хотели в свободное от выступлений время прослушивать их записи.

Когда мы наконец сели и прослушали то, что записали в Сан-Диего, это было уже спустя 15 месяцев после гастролей, наш репертуар был другим и мы играли намного лучше. Поэтому мы решили записать. Вот как появилась идея иметь 2 различные записи: одна - на видео, другая - на CD, но обе с одних и тех же гастролей.

Нам предстояло 5 концертов в Мехико. Одно из необходимых условий, когда Вы хотите что-либо записать, неважно на аудио или видео, это как можно дольше оставаться на одном месте с тем, чтобы не мудохаться с микрофонами, установкой оборудования и т. д. Также мы хотели найти город, в котором почувствовали бы хорошую отдачу от аудитории, где мы бы смогли подняться до нового уровня исполнения. Все, что мы слышали об атмосфере Мехико, о его ненормальности и т. д. делало его подходящим местом. Так появилась идея сделать аудиозапись выступлений в Мехико. Таким образом, у нас была запись концерта в Мехико на CD и видеозапись выступлений в Сан-Диего.

Мы приехали в студию в июле и стали отбирать фонограммы из записей в Сан-Диего и Мехико. Затем мы собирались посмотреть записи из Сиэтла 4-х летней давности и выбрать оттуда 3-4 песни ("The Thing That Should Not Be ", полную версию "Master Of Puppets", "...And Justice For All" и "Breadfan"), т.к. ни одна из них не входила в программу концертов во время "...Roam" турне. Мы сомневались по поводу записей из Сиэтла, полагая, что это не будет звучать достаточно хорошо или, что мы тогда недостаточно хорошо играли, но те выступления были действительно потрясающими, волнующими. Чем больше мы их слушали, тем больше мы начинали думать: "К черту чистенький домик, включим весь тот концерт целиком для того, чтобы показать различные стороны того, что мы делали". Таким образом, мы решились на контраст: показать турне "...Justice", в котором группа физически была более сплоченной на сцене, и показать турне "...Roam" , концерты в котором были гораздо более "охватывающими", вовлекающим зрителей в то, что происходит на сцене. Обе записи были хороши сами по себе, а еще лучше выглядели вместе. Таким образом, появилась 9-часовая запись концертов Металлики. Я помню разговор с Клиффом Бернштейн (Cliff Burnstein), когда он сказал "Давайте, черт возьми, сделаем это и перепрыгнем Олимп. Это протолкнет нас, дальше, чем кто-либо когда-либо продвигался".

Хетфилд сначала был против включения в сборник записей из турне "...Justice" в Сиэтле.

"Я хотел попридержать Сиэтл, потому что это была единственная имевшаяся у нас прилично сделанная видеозапись прежних выступлений. Там было много такого, что мы, по крайней мере я, не хотели опубликовывать прямо сейчас. Мы всегда говорили об этой записи, как о том, что должно появиться лет десять спустя, типа: "О, это что-то коллекционное, которое мы никогда не видели! О, это целый фильм!", или что-то в этом роде. Однако, когда мы просмотрели запись, мы обнаружили, что это прелестная вещица, и согласились показать ее всю сейчас, чтобы потом она не выглядела бы не к месту. Если бы мы ее попридержали, образовалась бы следующая ситуация: мы развиваемся, этот фильм выходит через 10 лет, люди смотрят его и говорят "Ха, а они были ничего, ха-ха-ха".

Столь много обсуждаемая 2-х годичная "акклиматизация" после турне, продолжалась гораздо дольше и была гораздо интенсивнее, чем представлялось в конце июня - начале июля.

"Это ранило меня больше всего из турне", - посмеивается Хетфилд, "это вовсе не был процесс медленного засасывания. Это выросло как снежный ком, мы и не предполагали, что это займет столько времени. Мы делали микширование в трех студиях с тремя разными людьми, и поэтому мы просто носились между студиями. Это было похоже на цирк с тремя аренами и представлениями одновременно. А мы руководили всем заведением (the Plant Studios). Мы должны были упорядочить все записи, а для этого нам нужно было куда-нибудь от них убежать! Ха-ха-ха, поэтому часто мы находились в маленькой комнате, которая была похожа на большой сортир. Мы были одержимы этим сборником, хотя его делали другие люди, мы все равно должны были находиться там. Вот как это было."

УЛЬРИХ: "Это было похоже на вращающуюся дверь между студиями: заходишь и проверяешь микширование, перебегаешь в другую комнату и смотришь монтаж, идешь в третью студию и смотришь видеозаписи, и так по 16-18 часов в сутки. Многие из помощников инженеров спали прямо в студии в спальных мешках, у них неделями не бывало выходных.

Возвращаясь к вопросу об акклиматизации: это произошло спустя три с половиной года после записи последнего альбома, и мы полагали, что вернувшись домой после турне, мы будем не в состоянии тратить на создание сборника столько времени, сколько мы тратили во время турне. Но, зная, как мы обычно рвем задницу, когда проект, которым мы занимаемся, вступает в подобную стадию развития, наши надежды на покой после турне не оправдались. Работа над сборником превратилась в способ вырвать последние три с половиной года из жизни нашей группы. Теперь груз прежних ошибок полностью сброшен. Мы записали альбом, сыграли его на гастролях, и вот запись этих гастролей. Теперь мы можем отбросить эти 9 месяцев и начать с нуля. Все, что касается этого турне, завершено. Это позволит нам полностью освободиться от всего, что накопилось за последние несколько лет. И когда мы приступим к следующему альбому, мы сможем сделать это без промедления, без какого-либо оставшегося груза.

ХЕТФИЛД: "Все, за что мы были зацеплены испарилось. Все песни, которые мы записали на CD, все, что мы записали на видео ушло!"

Можно критиковать нас зато, что за один раз выпущено так много материала. Но это подобно тому, что охать над ценником купленной вещи.

ХЕТФИЛД: "Если бы мы выпускали этот материал по частям в течение лет, это бы стоило столько же, а может быть и больше. Кажется, другие группы выпускают такие вещи, потому что говорят себе: "о, нам нужны деньги" или еще что-либо в этом роде. Но мы то думали абсолютно по другому! Это подборка всякой всячины. В книге сборника полно всякой ерунды, которую нам не следовало бы показывать публике, например, некоторые факсы и материалы. Но это путь, позволяющий преодолеть вершину вершин (Олимп), и я думаю, это великолепно. Никакой альбом или фильм не был столь выдающимся."

УЛЬРИХ: "Глядя на то, что другие группы делали со своими материалами, мы видим фильм-сингл или двойной фильм, сингл CD или двойной CD, еше один CD с двумя различными постерами и дополнительно запись концерта: Я думаю, это раздирает людей на части. То, что мы делаем, можно выразить словами: "Вот оно все здесь. Возьми или не трогай его!". И это стоит $89.95 не потому, что мы и Elektra уйдем с туго набитыми кошельками, а потому, что нам надо окупить затраченные чертовы 2 с половиной миллиона баксов. Наше руководство провело исследование и выяснило, что этот сборник - самый дорогостоящий проект, который когда-либо выпускался. Но в нем вы получаете все: 9 часов музыки, 72 страницы книги, пропуск с черного входа, ключи от наших домов, одним словом, мать вашу, берите или не трогайте его!!!

Metallica всегда нарушала границы: вся их карьера построена на этом принципе. Стала ли эта концертная летопись вызовом, разбивающим обычные стереотипы представления концертного материала?

УЛЬРИХ: "У нас не было цели показать, что с нами все всегда превращается в:.."

ХЕТФИЛД: "...неистовство. Мы знали, что это убьет многих, включая нас самих! Ха-ха-ха. Это единый огромный ад Металлика, ад для всех, жертвы повсюду!"

УЛЬРИХ: "Как написано нами на вкладыше, объясняющем цель сборника: "Мы знаем, что это подталкивает, но можете ли вы с этим справиться? Мы знаем это. Вы знаете это. Так давайте дадим этому ход и посмотрим, что выйдет. Я думаю, этот сборник будет долгожителем. Вы можете вновь и вновь обращаться к нему, находя все новые вещи в музыке и фильме, потому что здесь такой объем материала. Каждый раз открывая 72-страничный буклет, вы сумеете найти что-нибудь новенькое.

Идея опубликовать некоторые из личных факсов, полученных во время турне, поистине была передовой. Это вытаскивает на поживу публике ворох концертного белья, временами грязного.

ХЕТФИЛД: "В сборнике много материалов, которые людям не нужно или не следует знать. Но сборник - не материал для нашего внутреннего потребления, это просто ежедневное дерьмо, с которым мы имеем дело во время гастролей. Это может показаться очень личным для многих, но это наша концертная жизнь. Там нет ничего, что могло бы действительно смутить нас (это не так просто), но это может привести в смущение других людей, связанных с нами. Возможно, надо изменить несколько телефонных номеров, ха-ха-ха.